В Мексике отпразновали 467 годовщину первой типографии

16.06.2012
В Мексике завершилось празднование 467 годовщины появления первой типографии на американском континенте. Собственно, никаких торжеств по данному поводу в стране не устраивалось. То ли потому, что дата пришлась на понедельник, то ли потому, что оказалась она не "круглой", отмечали ее скромно - несколько статей в культурных разделах газет, короткий сюжет в познавательной программе телевидения, небольшая передача университетской радиостанции. Единственное место во всей Мексике, где 25 сентября каждого года считается главным праздником и отмечается широко и весело, - небольшая площадь Санто-Доминго в самом сердце исторического центра Мехико. Именно здесь на углу одной из узких улочек со всех сторон впадающих в правильный, вымощенный брусчаткой квадрат Санто-Доминго, и обосновалась в 1539 году первая печатная мастерская обеих Америк. Мексиканским первопечатником был итальянский мастер Джиованни Паоли, которого перекрестили на испанский манер в Хуана Паблоса.

В январе 1539 года итальянец добился у королей Кастилии и Арагона разрешения основать на свои деньги типографию в новой, только пятнадцать лет назад окончательно покоренной колонии. Они разрешили, но поставили условие - издавать лишь "божественные" книги и лишь с одобрения Инквизиции. Типографское дело в Европе тех лет, а особенно в консервативной, опутанной религиозными догмами Испании, считалось занятием не столько полезным, сколько предосудительным. Поэтому Эскориал (резиденция испанских королей), наверное, даже рад был отправить назойливого итальянца с его экстравагантными идеями за океан, в Новую Испанию. Пусть там и устраивает свои нововведения, а старая, добрая Кастилия, равно как Арагон, Андалузия и прочие католические провинции обойдутся, как и прежде, рукописными книгами, над которыми корпят монахи в сотнях монастырей. Книгопечатание в Мадриде было заведено гораздо позже, чем в Мехико. В том же, 1539 году, Хуан Паблос издал первую на американской земле книгу. К сожалению, ни один из экземпляров этого скромного тома размером в четверть листа и объемом в двенадцать страниц текста не дожил до наших дней. Зато сохранились почти все последующие издания, начиная с 1544 года. До конца века в Мексике было издано 116 названий религиозных книг, в том числе на восьми распространенных в ту пору индейских наречиях. Исторический центр Мехико ревниво оберегает старые традиции, в отличие от бушующего за его пределами мегаполиса, вечно спешащего, переполненного людьми и машинами, хаотичного, смешавшего все возможные архитектурные стили, жизненные уклады и верования. Здесь бережно хранят и реставрируют темно-красный, словно впитавший в себя всю кровь Конкисты, кирпич старинных зданий, не меняют планировку площадей и улиц, запрещают возводить стеклянно-бетонные конструкции, уродующие колониальный облик. Здесь в ресторане "Опера", куда любил захаживать в 1917 году легендарный Панчо Вилья, до сих пор можно увидеть кусок деревянной обшивки потолка с отверстиями от его пуль. По преданию, революционный генерал, разгорячившись возлияниями, присутствием столичных аристократических дам и песнями "марьячи", любил снимать напряжение, стреляя в потолок. Площадь Санто-Доминго - тоже традиция. Еще во времена Хуана Паблоса по ее периметру обосновались десятки печатных мастерских. Чуть позже под сводами галерей, которыми испанские архитекторы так любили украшать свои колониальные творения, появились писцы, за скромное вознаграждение составляющие жалобы, прошения и прочие бумаги, обращенные к властям. Все это существует и сегодня. Естественно, прогресс не стоял на месте. Примитивные ручные печатные прессы 16 века сменились типографскими кассами и механическими машинами, потом появились линотип, офсет, фотонабор и прочие современные совершенства. Гусиные перья и чернильницы из выдолбленной сушеной тыквы заменились "ундервудами" и авторучками, а те, в свою очередь, электрическими пишущими машинками. Потом появился компьютер, враз отменивший и ручки, и пишмашинки. Однако и сегодня в домах, окружающих площадь, располагаются десятки мини-типографий, занимающих одну-две маленьких комнаты и готовых печатать все, от визитных карточек и приглашений на свадьбу до гастрольных афиш и поэтических сборников. Несмотря на несовершенство своего оборудования и весьма посредственное, применительно к современным требованиям, качество продукции, эти типографии пользуются популярностью и составляют серьезную конкуренцию супероснащенным печатным комбинатам. Во-первых, низкими ценами, а во-вторых, - традицией. Многие печатники Санто-Доминго хранят секреты приготовления свинца и отлива литер, завезенные Хуаном Паблосом. И не только хранят, но и применяют их в производстве, тщательно оберегая и обслуживая древние печатные станки, вызывающие уважение своими заметно тронутыми временем деталями, тяжеловесной надежностью конструкций и выдавленными на чугунных кожухах названиями давно канувших в Лету фирм-производителей. Согласитесь, приятно иметь набор визитных карточек, зная, что изготовлены они по рецептам 16 века. Да, при случае, и перед знакомыми можно похвастаться. Что касается писцов, то сегодня они, разумеется, не носят чулок из дешевого шелка и фиолетовых кафтанов с пышными рукавами, не носят они и сюртуков и шляп-котелков. Но располагаются они все там же, под сводами галерей Санто-Доминго, и по-прежнему их "офисы" состоят из стола и двух стульев, на одном из которых восседает сам стряпчий, а второй предоставляется клиенту. По-прежнему они готовы за умеренную плату оформить на "ноутбуке" и портативном принтере все необходимые при тяжбах бумаги и дать совет, куда эти бумаги следует представить. На отсутствие клиентуры они тоже не жалуются. В сегодняшней Мексике так же, как и пятьсот лет назад, подавляющее большинство не может позволить себе услуг адвокатских контор и визитных карточек, сделанных на современных полиграфических машинах по 70 центов за штуку. Может быть, именно поэтому и живет до сих пор старинная традиция площади Санто-Доминго?По материалам РИА Новости (http://www.rian.ru)